Невьянск: Пятница, 31.03.2017, 01:21 · Форумы · Реклама · Правила · Приветствуем Вас, Гость · RSS · PDA · · · 18+


Основатель и строитель Невьянского завода Михаил Афанасьевич Бибиков



В те места, где магнит и <...> железные руды явились,

<...> послали с Верхотурья сына боярского Михаила Бибикова,

<...> пристойно доброго человека.

Царский указ верхотурским воеводам от 10 мая 1697 г.


(Акты исторические. Т.5. С.487)



В конце 2001 года отмечалось трехсотлетие уральской металлургии, начало которой положил пуск Каменского и Невьянского заводов.
Когда речь заходит о Невьянске, на ум сразу приходят Демидовы, эпические фигуры которых обычно заслоняют действительных строителей завода - верхотурца Михаила Бибикова и москвича Семена Викулина.
Их роль в основании завода, как правило, замалчивается или освещается вскользь.



О Михаиле Афанасьевиче Бибикове не упоминается ни в известном справочнике А. Г. Козлова "Творцы науки и техники на Урале", ни в "Уральской советской энциклопедии" 1933 года,
ни в современной "Уральской исторической энциклопедии". Отрывочные и неточные сведения содержатся в первом томе "Истории Урала" и в изданной в 2001 году энциклопедии "Металлурги Урала".
Справка из последней выглядит следующим образом: "Бибиков М. (даты жизни неизвестны). Тобольский сын боярский. Организовал поиск и плавку металла на Урале, в т. ч. в районе горы Магнитной.
Один из строителей Невьянского завода (кон. XVII - нач. XVIII в.)." Составители энциклопедии, вышедшей в год трехсотлетнего юбилея Невьянского завода, даже не выяснили имя основателя.
Кроме того, в такой короткой заметке не обошлось без грубой ошибки - Бибиков всю жизнь был верхотурским, а не тобольским, сыном боярским.



Несколько полнее о его деятельности говорится в известном труде Б. Б. Кафенгауза о хозяйстве Демидовых и в только что вышедшей книге "Старый Невьянский завод".
Но здесь авторы ограничились узким периодом его участия в разведке руд и строительстве Невьянского завода.



Между тем, источники позволяют рассказать о жизни М. А. Бибикова гораздо полнее.



Среди верхотурских детей боярских, большинство из которых были выходцами из служилой мелкоты, Бибиковы заметно выделялись родовитостью.
Они - представители старинного, хоть и захудавшего, тверского боярского рода, потомки ордынских ханов и однородцы известных боярских семей Нагих и Собакиных,
о чем сообщает древняя родословная книга: "Глава 58. Род Бибиковых, да Якимовых. Приехал во Тверь к Великому Князю Михаилу Тверскому из Синие Орды Татарин служити, а имя ему Жидимир,
а сказывается он, что был сродич Синия Орды Царем, а у Жидимера сын Дмитрий, а у Дмитрия сын Микула; а у Микулы дети: Федор Бибик, да Григорий, и от Григорья пошли Нагие, да Собакины.
Отец Михаила - Афанасий Бибиков - из тверских детей боярских был переведен на должность татарского головы в Тюмень.
Неизвестно, сыграло ли тут роль его происхождение от Чингизидов, но заметное снижение служебного статуса налицо. В Тюмени Афанасий не задержался.
В 1660/61 году его по челобитью, то есть по его же просьбе, перевели вместо выбывшего Мартына Аранского в дети боярские с окладом в 15 рублей на Верхотурье, где он и умер в 1664/65 году.
Его сын Михаил в переписи 1666 года назван "подрослем сына боярского", то есть, еще не поверстанным в службу. Возраст ему указан в 16 лет.
Следовательно, родился будущий строитель Невьянского завода около 1650 года. Место его рождения неизвестно, так как неизвестна дата перевода его отца из Твери в Тюмень.

Вступление в службу произошло до мая 1667 года. В источнике из-за дефекта не сохранилась дата верстания, но произошло это по отписке тобольского воеводы князя Алексея Андреевича Голицына,
который сдал воеводство в мае 1667 года.



В 1669/70 году Михаил Бибиков вместе с подьячим приказной избы Евдокимом Михаиловым составляли "переписные и перемерные книги Верхотурского города",
в которые записывались "у всяких чинов людей дворы их и хто почему теми своими дворами владеет". Сам Михаил Афанасьевич владел двором "длиннику десять сажень, поперег семь сажень,
а в межах тот двор приказные избы с подьячим с Сергеем Савиным, а владеет он тем двором по закладной записи Ивашка Корешкова".



Служебная деятельность М. А. Бибикова с 1670 по 1680 год подробно отражена в книге хлебного и денежного жалованья за соответствующее десятилетие.

За этот период он дважды был приказчиком Тагильской слободы (1675-1677 и 1679-1680 гг.). Кроме того, он был "за выделом" осенью 1672 года в Невьянской, Арамашевской,
Аятской, Краснопольской и Чусовской слободах, а в 1677 и 1678 годы - в Подгородной и Тагильской слободах.

Оклад его в это время составлял деньгами - 10 рублей, хлебом - по 10 четвертей ржи и овса. Около 1675 года у Михаила Афанасьевича родился сын Михаил - в 1680 году ему показано пять лет.



7 октября 1682 года Михаил Бибиков вместе с другими жителями Верхотурья целовал крест (приносил присягу) новым русским царям - Ивану и Петру Алексеевичам.

9 ноября 1682 года уже сам Бибиков приводил к присяге Ницынскую слободу, а 14 ноября - Невьянский Богоявленский монастырь.



13 декабря 1686 года воевода посылал Бибикова в Ирбитскую слободу проверять готовность лавок и амбаров, строительство которых производил приказчик Илья Миронович Будаков.

В июне 1687 года Бибиков, уже сам в должности приказчика, получает задание "в Ирбицкой слободе всякое строение осмотреть и буде какое строение зделано не по указу, то оное переправить".

Такое внимание верхотурских властей к Ирбитской слободе связано с проводившейся там ярмаркой.



В декабре 1688 года по заданию верхотурского воеводы Григория Филимоновича Нарышкина М. А. Бибиков привез из Пышминской Ощепковой слободы на Верхотурье семью известного расколоучителя Якова Борисовича Лепихина.



В 1687 году был создан Верхотурский разряд - Верхотурье вывели из подчинения Тобольску, а верхотурскому воеводе стали подчиняться воеводы Пелыма и Туринска.

Это открыло новые возможности по службе для верхотурских детей боярских, которые могли назначаться на воеводские должности в подчиненные города.

За короткое время существования Верхотурского разряда (до 1693 года) трое верхотурцев побывали воеводами соседних уездов.

Один из них - М. А. Бибиков. В 1691 году он в связи со смертью туринского воеводы Кондратия Ивановича Крома временно исполнял обязанности воеводы Туринска, а в 1691-1692 годах был на воеводстве в Пелыме. Летом 1692 года Бибиков верхотурским воеводою Михаилом Григорьевичем Нарышкиным послан в Туринск проверять жалобы жителей на тамошнего воеводу Богдана Анфиногеновича Челищева. Расследование закончилось временным (до указа из Москвы) отстранением Челищева и заменой его на верхотурского сына боярского Ивана Панкратьевича Томилова. В первом томе "Истории Урала" сказано, что М. А. Бибиков был в 1693 году переведен воеводой в Верхотурье. Это ошибка - верхотурским воеводой он никогда не был.



В 1696 году по распоряжению из Москвы проводилось описание рудных мест Верхотурского уезда. Участвовал в нем и Михаил Бибиков, бывший в это время приказчиком Невьянской слободы,
на территории которой проходили изыскания. В других слободах поиски и описания также проводились местными приказчиками: в Краснопольской - Федором Лисицыным, в Аятской - Козьмой Чернышевым,
а в ясачных вогульских землях изысканиями занимался стрелецкий десятник Федор Накоряков. Включение Бибикова в процесс геологической разведки, следовательно,
было достаточно случайным - служи он в том году в Пышминской или Белослудской слободе, Невьянск в конечном итоге строил кто-нибудь другой.

Хотя более подходящего для такой задачи человека на Урале могло и не оказаться вовсе. За плечами у М. А. Бибикова было три десятилетия службы,
хорошее знание территории и населения Среднего Урала и богатый административный опыт. В 1696 году Бибиковым было описано три месторождения,
ставшие впоследствии сырьевой базой для Алапаевского завода.



В 1697 году Бибиковым описана гора Магнитная и два новых месторождения - в окрестностях Алапаевска и Верхнего Тагила (Ломовское).

Последние, скорее всего, им же и открыты. Из всех участников рудных изысканий именно Бибиков был особо взят на заметку в Москве.

Об этом свидетельствует царская грамота от 10 мая 1697 года верхотурскому воеводе: "и вы б в те места, где магнит и вышеписанные железные руды явились и на реку Реж,
послали с Верхотурья сына боярского Михаила Бибикова, а буде он в отъезде, иного кого пристойно доброго человека". Назначение Бибикова начальником строительства заводов также,
естественно, являлось следствием приобретенной им репутации.



Наказ из Сибирского приказа "о управлении заводском" Михаилу Бибикову был дан в Москве в 1699 году. Из открытых рудных мест власти долгое время отдавали предпочтение горе Магнитной на Тагиле,
но в начале 1700 года место будущего завода окончательно определено не было.

Из указа о посылке специалистов с подмосковных заводов на Урал: "И в 1700-м году генваря в 19 день великий государь указал мастеров з женами и з детьми для железных заводов послать на Верхотурье,
а с Верхотурья в те места, где железным заводам быть пристойно и они сами согласно выберут". Трудно представить, чтобы место для завода смогли определить люди, только что прибывшие на Урал.

Выбор был, конечно же, за верхотурцами и конкретно за Михаилом Бибиковым. Он предпочел рудное месторождение на реке Невье (Нейве).

Руководствовался Бибиков при этом всей суммой преимуществ данного места: "...от Невьи реки и от деревни Федковки полторы версты, на той руде и около руды бору длиннику 8 верст,
поперечнику 2 версты <...>. И под деревнею Федковкою на Невье реке для железнаго заводу и молотовых больших мехов подъему плотину построить мочно и угодно.
И железо до Тобольска зимним санным путем и через Верхотурье к Соли Камской на возах возить мочно".



Строительство завода началось в марте 1700 года; больше года руководил им Бибиков, затем по указу от 19 июня 1701 года его сменил присланный из Москвы Семен Кипреянович Викулин.

Новый управляющий принял от предшественника будущий Невьянский завод уже со всеми строениями, оборудованием и запасами. Плотина была готова, производственные помещения в основном построены.

Оставалось поставить домну, для чего требовалась специфическая квалификация, которой у Бибикова, естественно, не было.



В 1701 году тобольскому воеводе было предписано "завесть завод" у горы Магнитной, где сейчас расположен Нижний Тагил.

Управляющим новым строительством предполагалось назначить М. А. Бибикова. Но этот проект был осуществлен только двадцать лет спустя.

Бибиков же 1 ноября был снова послан на Невьянский завод: "...велено быть им с Семеном Викулиным вместе". Таким образом, первый невьянский металл был получен и при участии Бибикова.

Двум начальникам, однако, ужиться не удалось, и в начале января 1702 года из Верхотурья поступило распоряжение "быть на заводах Семену Викулину одному".

Михаил же Бибиков вскоре был назначен управлять строительством Алапаевского завода.

В 1704 году он докладывал в Сибирский приказ: "На реке Алапаихе построил я вновь... великого государя Алапаевские железные заводы со всем в готовности".

Участие Бибикова в делах Невьянского завода на этом не кончилось. При передаче завода Демидову Бибиков "снасти и точила и иные многие припасы свез и ухоронил по деревням",
учинив тем самым Демидову "великую остановку". В ответ на требование Демидова вернуть взятое с завода Бибиков "во всем ему отказал".

История тянулась до 1705 года, в январе которого Сибирский приказ направил верхотурскому воеводе распоряжение немедленно выслать Бибикова по этому вопросу в Москву.

Конечно, Михаил Афанасьевич вел себя так не из корыстных мотивов. Скорее, это была форма протеста против передачи казенной собственности в частные руки.

К тому же его, строителя завода, еще и обвинили в нерадивости, из-за последней завод якобы постигли "остановка и всякая поруха".

Получается, в Бибикове надо видеть и первого противника приватизации казенной промышленности.



Высокие назначения (воеводство в Туринске и Пелыме, строительство завода) мало изменили служебный статус Михаила Афанасьевича.

По окладной книге 1709 г. его оклад составлял те же 10 рублей, что и полвека назад, в самом начале карьеры.

Интересно, что всей его службы не хватило, чтобы выслужить оклад, который был у его отца. Вместо хлебного жалованья М. А. Бибиков имел участок земли под пашню.



В ревизской сказке 1720 г. среди верхотурских дворян значится Михаил Афанасьевич Бибиков (80 лет) с сыном Михаилом (50 лет) и внуком Василием (8 лет).

Записаны они по Тагильской слободе, в которой Михаил Афанасьевич неоднократно бывал в приказчиках.

Здесь же, по-видимому, находилась его служилая пашня, которую обрабатывали указанные здесь же дворовые люди (8 человек мужского пола) и половники (5 человек) Бибикова.

Это пока последнее известие о М. А. Бибикове, которое нам удалось обнаружить.



Наиболее заслуженных детей боярских сибирских городов в начале XVIII века стали записывать в дворяне (дворовые дети боярские), то есть, уравнивать по положению со столичными служилыми людьми.

В 1724 году по Верхотурью значилось 9 дворянских окладов (из них шесть "выбылых", то есть вакантных) и 41 оклад детей боярских.

Среди верхотурских дворян в 1724 г. значится и сын Михаила Афанасьевича - Михаил Михайлов сын Бибиков, о служебной деятельности которого до этого ничего не известно.

У него такой же оклад, что и у отца - 10 рублей. Новая служилая категория в Верхотурском уезде просуществовала недолго. Уже в 1732 году в штатах по Верхотурью дворяне не предусматривались.



Таким образом, первый строитель Невьянского завода - Михаил Афанасьевич Бибиков - родился около 1650 года в Твери или в Тюмени.

В 1660/61 году он вместе с отцом переехал в Верхотурье, где отец умер в 1664/65 году. В 1666/67 году Михаил начал службу в качестве верхотурского сына боярского,
каковым оставался более 50 лет. Между 1709 и 1720 годами Бибиков был пожалован в дворяне. Умер Михаил Афанасьевич между 1720 и 1723 годами.



Невысокое служилое положение М. А. Бибикова сказалось на его взаимоотношениях с остальными Бибиковыми.

В январе 1680 года Разрядный приказ распорядился о сдаче всеми служилыми семьями своих родословных росписей и сопутствующих документов.

21 марта 1686 года предоставили таковые и Бибиковы. При этом они "забыли" включить в родословие верхотурскую ветвь рода, как более низкую по положению и,
следовательно, невыгодно влияющую на статус всего рода. Не попала вследствии этого семья М. А. Бибикова и в более поздние родословные росписи.

Таким образом, один из самых выдающихся представителей рода Бибиковых и, безусловно, самый значимый в истории Урала человек оставался за рамками истории своего рода,
хотя такая личность украсила бы любое родословие.



Несколько слов о других Бибиковых, оставивших свой след на уральской земле.



В 1678 году воеводой в Якутск был назначен Фома Иванович Бибиков, умерший там же в марте 1680 года.

До прибытия нового воеводы, Ивана Васильевича Приклонского (заступил 22 сентября 1680 года), "досиживал" сын покойного - Иван.

В дальнейшем Иван Фомич Бибиков служил по Тобольску в детях боярских, был воеводой в Туринске.

В 1709 году он имел чин стольника и замещал тобольского воеводу князя Михаила Яковлевича Черкасского.

В январе 1715 года назначен обер-комендантом в Тобольске. Умер там же в 1716 году. В Верхотурском уезде И. Ф. Бибиков проводил солдатский набор незадолго до 1710 года.



Во второй половине XVIII века карательными акциями на Урале руководил Александр Ильич Бибиков.
В чине генерал-майора он в 1763-1764 годах подавлял массовые волнения приписанных к заводам крестьян.
В разгар пугачевского бунта, 29 ноября 1773 года, А. И. Бибиков был назначен командующим гарнизонных и полевых команд,
расквартированных в Казанской и Тобольской губерниях. На этом посту он и умер 9 апреля 1774 года.
К моменту смерти А. И. Бибиков имел звания генерал-аншефа, сенатора, гвардии подполковника и кавалера ордена св. Андрея Первозванного.
У него были широкие родственные связи среди военной элиты своего времени. В частности, на сестре А. И. Бибикова Екатерине был женат фельдмаршал М. И. Кутузов.


С пугачевскими отрядами пришлось иметь дело и другому Бибикову - Василию Федоровичу, бывшему в 1769-1776 годах начальником Главного правления горных заводов.

В январе-феврале 1774 года он непосредственно руководил обороной Екатеринбурга и ближайших к нему заводов и крепостей.



Коновалов Ю.В.
Основатель и строитель Невьянского завода Михаил Афанасьевич Бибиков // Очерки истории, культуры и быта старого Невьянска.
Люди, памятники, документы (К 300-летию города) / Под общей научной ред. В. И. Байдина. - Екатеринбург, 2001. С. 21-28



Приложение





Указом от 4 марта 1702 г. Невьянский завод был передан «туленину, оружейных и железных припасов мастеру» Никите Демидову.

Демидов, задержавшийся в Туле, отправил на Урал своего приказчика Емельяна Павлова Ксенифонтова, который и принял завод у посланного с Верхотурья подьячего Гаврилы Деревнина.

Прием завода происходил 20 мая 1702 года, на эту дату составлена описная и отдаточная книга с перечислением строений, оборудования и материалов. В конце книги помещена именная роспись мастеровых.

Строение, оснащение и инструментарий металлургических предприятий XVII-XVIII веков не раз рассматривались в литературе по истории техники.

Поэтому при публикации эти сведения, за небольшими исключениями, не приводятся. К тому же вскоре собственно завод был почти полностью перестроен Н. Демидовым.

Исключительными по подробности в документе являются описания административных, жилых, хозяйственных и бытовых построек, их устройства и обстановки,
дающие достаточно полное представление о первоначальном облике заводского поселка. Это ценный источник для исследователей истории русского древнего зодчества и возможных реконструкций.



Особого комментария заслуживают данные о первых квалифицированных кадрах Невьянского завода. К моменту приезда демидовского приказчика на заводе числилось 27 человек производственного персонала.

Из них 22 человека были "московской присылки", остальные пятеро - из "гулящих людей", принятых на завод Семеном Викулиным.

Территориальное происхождение последних удалось выяснить, обратившись к более поздним переписям.

Все они оказались выходцами с Павловского завода и перебрались на Урал еще в 1700 году вместе с первой партией присланных из Москвы мастеровых.

Из 27 мастеровых, отмеченных в росписи, 16 человек до приезда на Урал были связаны с Павловским заводом,
7 человек работали на заводах В. Меллера (Угодском, Истенском и Поротовском), один мастер - на Каширских заводах Л. К. Нарышкина, о месте выхода еще трех человек пока сведений не обнаружено.



Определить родовую принадлежность мастеровых достаточно трудно, так как у многих семейные прозвания отсутствовали.

Удалось установить, что по крайней мере 14 из 27 человек оставили потомство. Среди них - основатели родов государственных мастеровых и вечноотданных Невьянского, Быньговского,
Верхне-Тагильского и Черноисточинского заводов: Корелиных, Курицыных, Орловых, Пискуновых, Полюговых, Тумаковых, Шараповых, Шемариных Шпаковых, Ягуновых.

Интересно отметить, что не все потомки казенных мастеровых, присланных на завод по указам правительства, были в 1763 году "счислены" с государственными людьми.

При определении их статуса значение имело не происхождение, а то, в какую перепись они были занесены при заводах.

Так, потомки молотового работника Андрея Орловитинова, присланного в 1700 году "по указу", оказались в числе вечноотданных,
так как по каким-то причинам не были "положены в подушный оклад" во время 1-й ревизии и попали в перепись Ф. Толбузина.



Опыт этих мастеровых был позднее использован Демидовыми при строительстве новых заводов на Урале.



№ 1. 1702 г., мая 20. - Описная и отдаточная книга Невьянского завода (Извлечения)




(Л.167) Книги Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержца описные железным заводам,
которые построены в Верхотурском уезде на Нейве реке и отдаточьнные <...>, что по указу Великого Государя и по грамоте с приписью подьячеи Гаврило Деревнин
отдал те железные заводы туленина Микиты Демидова присланному ево Емельяну Павлову Ксенефонтову.
А что на тех заводах налицо строения и всяких завоцких припасов и в лесу и на угольных куренях и мастеровых всяких людей и то писано в сей описной и отдаточной книге ниже сего имянно.



Божия милосердия святые иконы на государеве дворе, в доменном и в молотовой анбарех и в ыных местех поставлено: образ Всемилостиваго Спаса Вседержителя, образ Всемилостиваго Спаса на престоле,
образ Всемилостиваго ж Спаса Нерукотворенной, образ воскресения Господа нашего Иисуса Христа з дванадесятыми праз[д]ники, (Л.167 об.) образ Благовещения пресвятыя Богородицы, образ Иоанна Предтеча,
образ Николы Чюдотворца, образ неопалимыя купины з дванадесятыми праздники неокладные. Да для молебного пения кадило медное чеканное, цена шеснатцать алтын четыре деньги.



Да на Нейве реке построена завоцкая большая земленая плотина с вешняками и с ларем з большим, з брусьями и з большою намалою(?) сланью и з дерном <...>.



(Л.182 об.) Против плотины построен государев двор, где прикащики жили. Мерою: длина сорок три сажени, поперег дватцеть две сажени с полусаженью.
(Л.183) А на нем хоромного строения: среди двора построены две избы поземные мерою по три сажени, обои стены меж них, стены бревенчатые четырех сажень без аршина,
над ними чардак рубленой бревенчатой на обе стороны скоблены, избы покрыты драницами в водопуски, а чердак в два теса в зубец, а наверху поставлен прорезной гребень.
И в житьях в одной избе четыре окна колодные со ставнями на железных крюках, два волоковых. А в другой избе два окна колодные, четыре волоковых. Чюлан забран в косяк.
В ызбах и в сенях и в чардаке лавки с причалинами. Да в сенях чюлан косящатой, два нужника, двери избные. Да с приходу у сеней на крюках железных больших прорезных травчатых и с вислыми крюки.
А чюланные и в нужники и другие сенные и в чердаке двери на железных крюках простых и з закладными цепьми. В ызбах печи кирпишные большие с выводными трубами.
Да в тех избах и в чардаке по столу да две скамьи больших, две кровати дощатых. Да у сеней два крыльца, одно переднее покрыто тесом двойным с шатром, наверху поставлен гребень прорезной.
(Л.183 об.) От тех изб перегорода рещещетая дощатая и прибиванах(!) гвоздьем железным. В перегороде ворота створные решещатые на железных крюках. На переднем дворе ворота створные большие с вереи, покрыты дранью.



Изба приворотная белая мерою дву сажень с полуаршином. Перед нею сени длиною трех сажень бревенчатые. Да подле тех сеней прирублен хлев дву сажень с аршином. Изба и сени и хлев покрыты дранью (Л. 184) в водопуски.
В ызбе подволока тесовая, окно колодное, два волоковых, шершень кирпишной с выводною трубою на железных связях. Двери избные и в сени и в хлев на железных крюках.



Анбар для клади всяких припасов четырех сажень о дву житьях, на обе стороны скоблены два пола. Нижней пол бревенчатой тесаной, а верхней пол тесовой.
Двери колодные на крюках железных прорезных больших, петля накладная железная. Из нижнего анбара в верхнее житье поставлена лесница. В верхнем житье окно колодное покрыто двойным тесом и со скалами
и с причалинами и тес прибиван гвоздьем железным.



(Л. 184 об.) Баня мерою дву сажень, предбанник сажень. В бане кожух кирпишной. Двери в бане на крюках. Крыта дранью в водопуски.



Да на заднем дворе изба черная трех сажень с сеньми, двери на железных крюках. В ызбе окно колодное, два волоковых. Крыта дранью в водопуски. Печь кирпишная.



Сарай кладовой, где кладетца всякие деревянные завоцкие припасы, длиною пятнатцати сажень, поперег шти сажень. Углы рубленые, а стены забираны в столбы. Вышина до кровли дву сажень, покрыт драницами в водопуски шатром. По быкам в вышину пяти сажень. У того ж сарая двои ворота большие на пятах, одне ворота строрные.



Погреб ледник дву сажень наверху, напогребница полтретьи сажени. Крыта дранью в водопуски. А над погребнищею три закрома рубленые. Двери на крюках железных и с накладною цепью.


(Л. 185) Конюшня шти сажень без аршина, ширина четыре сажени. В крнюшне пол намощен бревенчатой тесаной. В ней по обе стороны тринатцеть стойл. В конюшню двери большие створные на железных больших крюках.
Над конюшной сушило, двери на крюках железных, покрыта дранью с оскалами в водопуски с навесом. Конюшна и сушило на обе стороны скоблено. Перед конюшнею и перед сушилом мосты и с перилами,
верхней мост тесаной. Изба большая четырех сажень. Перед нею сени бревенчатые трех сажень без аршина. Покрыта под одну кровлю в водопуски.
Задние ворота большие створные с верей на пятах, крыты тесом на обе стороны. Кругом двора огорожено забором бревенчатым в столбы.
Да против плотины ж подле тот же государев двор построены две поземные избы, одна трех сажень, другая полтретьи сажени. меж ими сени бревенчатые трех сажень.
В сенях два чюлана забраны в косяк, нужник да другие верхние сени. В ызбах и в сенях полы и подволоки тесовые. В большой горнице четыре окна колодных, в малой два окна колодных, два волоковых.
Печи в обоих кирпичные с выводными трубами. Лавки кругом с причалинами, крыты тесом двойным з зубцами. В них два стола, четыре скамьи.



Два государевых анбара с перерубом длиною оба пяти сажень, поперег трех сажень. Двои двери на железных крюках. Уних два замка висячих немецких. <...>


(Л. 185 об.) Да для мехового дела светлица четырех сажен, поперег тож, в ней восемь окошек колодных, окончины в них слюдяные з белым железом да окно волоковое, окончина слюдяная шита. <...>


(Л. 186 об.) Да построено мастеровым людем для житья десять изб с сенми. Длиною избы и сени по три сажени. Полы в сенях и избах тесовые. Двери у всех изб на крюках железных.
У шти изб по окну колодных, по четыре волоковых. Печи в ызбах битые. Крыты избы и сени дранью в водопуски и з дымоволоками деревянными.
Да три избы для приезду работных людей построены длиною по четыре сажени, одна с сенми. Крыты дранми в водопуски. Пол в одной избе тесовой. По четыре окна волоковых.
Да для работных людей построена баня длиною пять сажень, поперег трех сажень. Пол и полки тесовые, двери на крюках железных. Крыта дранью с водопуски.


(Л.187) Да на тех же заводех мастеровые люди московской присылки.



Меховой мастер Савастьян Пахомов. Доменной мастер Яков Фадеев. Подмастерья: Максим Фадеев, Иван Федоров, Дмитрей Захаров. Угольник, что в домну носит уголья, Петр Пуня. Рудники: Кирило Иванов, Иван Томаков. Молотовые мастеры: Семен Петров, Аверкей Тумаков. Подмастерья: Онкудин Ягунов, Андрей Яковлев, Микифор Тихонов. Работники: Дмитрей Заика, Андреи Орловитин. Кузнецы: Гаврило Павлов, Василей Шамара. Плотинной мастер Петр Павлов. Подмастерье Симан Алексеев. Плотник Тимофей Корела. Угольные мастеры: Алексей Спиридонов, Алексей Пискун.


(Л.187 об.) Да мастеры ж приему на заводе Семена Викулина [из] гулящих людей.


Угольной мастер: Кондратей Федосеев. Засыпка: Анисим Ильин. Рудники: Михайло Бочек, Гаврило Фадеев. Молотовой работник Захар Орловитин.





Коновалов Ю. В., Трофимов С. В., Байдин В. И.
Приложение // Очерки истории, культуры и быта старого Невьянска.
Люди, памятники, документы (К 300-летию города) / Под общей научной ред. В. И. Байдина. - Екатеринбург, 2001. С. 29-34
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Заметили ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter, после чего сведения немедленно отправятся вебмастеру сайта. Система Orphus
Copyright 2006 - 2017 NAV © Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.
Поиск, Почта, Вход и курс валют
Поиск: Почта: Вход:
@nevyansk.org.ru


Регистрация
Забыл пароль
Курс валют:
Знакомства на love.nevyansk.org.ru
Ремонт сотовых телефонов планшетов ноутбуков.
Цена: 0000-9999
[30.03.2017 | Предлагаю | Разное...]
Ищу швею-закройщицу
Цена: По договорённости
[28.03.2017 | Ищу | Различные услуги]
Куплю лом черного и цветного металла
Цена: 10500
[28.03.2017 | Куплю | Различные услуги]
мускусы
Цена: 600
[26.03.2017 | Продам | Животные, зоотовары]
Продам
Цена: 1
[21.03.2017 | Продам | Мебель, интерьер]
Ближайшие поезда:
Ближайшие автобусы:
Статистика
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика