Назад » 2009 » Апрель » 23

"Акинфий и его башня. Невьянск почти что Пиза, только на Урале" - Статья из газеты "Гудок"

Демидовскую башню называют архитектурной жемчужиной Урала. Это местная достопримечательность федерального масштаба. Побывать за Каменным поясом и не увидеть башню – значит оскорбить уральца в его самых нежных чувствах.

Демидовская наклонная башня, памятник гражданской архитектуры первой трети XVIII века, находится в маленьком городке Невьянске. Добираться из Екатеринбурга в сторону Нижнего Тагила полтора часа электричкой. Когда выйдешь из поезда, башня поприветствует тебя раньше, чем ты её увидишь. Идёшь от вокзала к центру. Тишина, безлюдье, лужи как моря, и фонари как маяки. И тут вдруг… колокол. Думаешь, с какой стати? Неужели невьянцы столь благочестивы, что расходятся из церкви в двенадцатом часу ночи? А разгадка проста. Каждые пятнадцать минут бьют старинные аглицкие часы на башне Акинфия Демидова. Бьют вот уже 280 лет, прерываясь только на революции и войны. И благодаря им город из разряда обыкновенных переходит в разряд сказочных.

А утром уральская жемчужина обрушится на вас всей своей красотой. А также историей, легендами и загадками, на которые до сих пор нет ответа даже у самых светлых академических голов.

Итак, характеристика памятника в цифрах и первых впечатлениях. На берегу реки Нейва, давным-давно запруженной плотинкой для нужд первого на Урале металлургического завода, стоит башня из белого камня. Только слепой не заметит, что башня падает. Она сильно наклонена к земле, как отслуживший своё телеграфный столб. Смещение от оси составляет 1 м 86 см в сторону юго-запада. Другими словами, это наша домотканая Пизанская башня. Правда, местные краеведы обязательно уточняют, что Невьянская башня в отличие от Пизанской сестры не падает, а всего лишь наклонена. Разница, конечно, есть: нашу спасать не нужно.

Башня чётко разделена на две части. Нижняя – четверик 9 на 9 м. Верхняя – восьмерик в три яруса. Шатрообразная крыша, двухметровый флюгер и железный шар-молниеотвод с шипами. От этого шара до земли 57,5 м.

Автором башни считается сам Акинфий Демидов. Олигарх восемнадцатого столетия. Богатейший, умнейший, хитрейший. Жестокий, трудолюбивый, властолюбивый. Верноподданный государственник. Получив от отца Никиты Демидова в управление семь заводов, оставил детям своим двадцать семь. «Царство Демидовское» – так величали земли и заводы с людьми Акинфия Никитича. И над всем этим царством возвышалась невьянское чудо – башня. До сих пор неизвестно её назначение. То есть для чего её построил великий российский промышленнник – тайна. Самое устойчивое предположение… не для чего, а просто так! Увидал в Европах барин чудо диковинное – Пизанскую башню – и сказал: хочу себе такую! Сам спроектировал и чуть ли не сам камни клал.

И вот прошло 280 лет. От Демидовых на Урале осталась лишь память и башня. Все свои заводы они продали ещё в XIX веке. А башня удивительным образом сохранилась, загадочным образом стоит, не падает и самым наглым образом хранит, не отдавая, сотни загадок. А чтобы закончить строительную тему, сообщу: падает не вся башня. Только нижний четверик имеет наклонную форму, трёхъярусный с шатром восьмерик выстроен строго вертикально. Отчего башня похожа на саблю.

И вот, обозрев башню снаружи, вы поднимаетесь на крыльцо и оказываетесь на втором этаже. Первый этаж в демидовские времена служил тюрьмой. Порядки на заводе были жёсткими. Сегодня тюремные покои отданы под хозяйственные нужды краеведческого музея, в чьём ведении и находится башня. На втором этаже располагались жилые покои – единственное место в 57-метровой башне, где можно было жить. Только никто из Демидовых здесь никогда не жил.

В двухметровой толще стены сооружена лестница на третий этаж в тайную лабораторию. Здесь находились два пробирных горна для плавки металла. Легенды говорят, что якобы здесь промышленник чеканил демидовские рубли. Чеканщики содержались в подвалах башни, навечно прикованные цепями к стенам. Императрица Елизавета как-то даже послала комиссию найти доказательства вины Акинфия. Но та ничего не нашла. Более того, сегодня известно, что никаких подвалов в башне никогда не существовало. Однако в саже, сохранившейся в дымоходах, уже в наше время были обнаружены частички золота и серебра. Если не чеканил фальшивые деньги, то над чем другим химичил здесь Акинфий Никитич?

Четвёртый этаж – казначейский. Заводская бухгалтерия. Сегодня здесь висят стенды с историей восстановления башни. Каких-то особенных музейных экспонатов здесь нет. И не надо. Здесь сами стены говорят. Иногда в буквальном смысле. На шестом этаже расположена слуховая комната. Самая загадочная. Она совершенно пуста. Посередине крутая лестница наверх. Экскурсовод предлагает мне встать лицом в угол и сказать что-нибудь тихим шёпотом. Я подчиняюсь. Девушка отходит в противоположный угол и тоже отворачивается.
– Интересно, для чего Демидов построил башню? – сам себя почти не слыша, шепчу я в угол.
И вдруг её голос:
– В этих стенах Демидов не раз замуровывал людей. Здесь каждое пятнышко – следы крови…

Жуткий глухой голос, казалось, исходил из самих стен и падал на вас сверху, как сеть. У меня даже в горле пересохло…
– Однажды Акинфий приказал замуровать в стену мать одного из беглецов с завода, – продолжала чревовещать стена. – Несчастной женщине оставили только небольшое отверстие для приёма пищи. Когда беглец узнал об этом, вернулся с повинной. Но его мать сошла с ума…
– Спасибо… – промямлил я, когда голос стих.
– Пожалуйста, – ответила музейный сотрудник Татьяна. – Можете поворачиваться. Вот такой необычайный слуховой эффект. Но стоит только к потолку приставить лист бумаги, как звук уже не проходит. Его не слышно в конце комнаты.
– А для каких целей комната служила в те времена? Тоже посетителей пугать? – интересуюсь я.
– Доподлинно неизвестно. Может быть, таким образом Акинфий узнавал, о чём говорят присланные из столицы инспектора?

Домыслы, домыслы, домыслы. Башня обросла легендами, словно какой-нибудь парусный фрегат ракушками. Но при всем этом её саму можно потрогать руками. Ощутить «тепло» истории. От каменных стен, чугунных заклёпок и балок, кованых дверей, печей, горнов, решёток на окнах, аглицких часов, которые под самой колокольней. Везде написано, что они английские, но сами англичане, когда им показали механизм и клеймо на одной из железных частей, от авторства отказались. В 70-х годах прошлого века встал вопрос об их ремонте. Звали британцев и шведов, но те не решились за ветхостью конструкции. И тогда случилось обыкновенное российское чудо. На местном артиллерийском заводе нашёлся некто Александр Саканцев. Он и починил башенные часы. Более того, работа так увлекла умельца, что и все дальнейшие реставрационные задачи внутри башни он решал самолично.

Вместе с Татьяной мы поднялись почти на самый верх, под колокольню. Весь Невьянск открывался под нами. Город в весеннем половодье, разбитый завод и холмы с редким лесом на горизонте.
– Даже колокол у нас не простой, а вещий, – сказала Татьяна. – Он иногда сам собой звонит всю ночь. И всегда перед большой бедой.
– И когда он так звонил последний раз? – спрашиваю я.
– В ночь на 22 июня 1941 года.

Мы прислушались. Колокол, слава богу, молчал.

Александр Рохлин,
спец. корр. «Гудка»
Невьянск

по материалам gudok.ru

avatar
0
4
Невьянск- моя родина. Уехала с родителями оттуда в конце Великой Отечественной, ну, конечно не 1812 г. И все же, почти 70 лет тому назад, целая жизнь. По линии матери в родословной - уральские мастеровые. У меня хранится семейная реликвия - чугунная шкатулочка 55ммх45ммх35мм, на крышке которой - производственная сценка из позапозапрошлого века. Жаль, что прошлый век прервал родственные связи. Фамилия моей бабушки по маминой линии Теме(и)рева, Мария Онуфриевна Темерева.
avatar
0
3
Был я там как-то.Очень понравилось
avatar
0
2
Вот уж незнал, думал только в Пизе такая
avatar
0
1
GYY ...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]